ГМК "Норильский никель" и "Русская платина" создают палладиевого гиганта

08.02.2018, 11:47

ИНВЕСТИЦИИ В СП НОРНИКЕЛЯ И “РУССКОЙ ПЛАТИНЫ” ОЦЕНИВАЮТСЯ В 250 МЛРД РУБЛЕЙ - ИСТОЧНИК

НОРНИКЕЛЬ И “РУССКАЯ ПЛАТИНА” СОЗДАЮТ СП ПО РАЗРАБОТКЕ МЕСТОРОЖДЕНИЙ ПЛАТИНОИДОВ ТАЙМЫРА

СП НОРНИКЕЛЯ И “РУССКОЙ ПЛАТИНЫ” БУДЕТ ВЫПУСКАТЬ ОКОЛО 100 ТОНН ПЛАТИНОИДОВ В ГОД - ИСТОЧНИК

СП НОРНИКЕЛЯ И “РУССКОЙ ПЛАТИНЫ” БУДЕТ ФИНАНСИРОВАТЬСЯ ПАРИТЕТНО, НО НА ПЕРВОМ ЭТАПЕ СРЕДСТВА ВОЗВРАТНО ДАСТ НОРНИКЕЛЬ - ПОТАНИН

IPO СП НОРНИКЕЛЯ И РУССКОЙ ПЛАТИНЫ НЕ ИСКЛЮЧЕНО ЗА ГОРИЗОНТОМ 5-7 ЛЕТ - ПОТАНИН

ОПЕРАЦИОННОЕ УПРАВЛЕНИЕ СП НОРНИКЕЛЯ И РУССКОЙ ПЛАТИНЫ БУДЕТ ОСУЩЕСТВЛЯТЬ НОРНИКЕЛЬ, ИНВЕСТРЕШЕНИЯ ПРИНИМАТЬСЯ СОВМЕСТНО - ПОТАНИН

Итак, супер событие, долгожданное объединение активов (упущенных ранее ГМК при Владимире Стржалковском)

Ранее мы провели исследование всех производителей платиноидов.

Мы еще готовим один обзор по Sibanaye, которая ранее купила Stiilwater Mining (№4 в палладии, бывшая американская дочка ГМК).

Дело в том, что эта Южноафриканская компания как раз поглощает Lonmin, который нам больше всего понравился.

Появится №2. Но, как выяснилось, в будущем им придется отодвинуться на третье место.

А теперь мысленно добавьте на эту диаграмму новую компанию под условным названием “Южный кластер”.

Ранее мы считали что ГМК ее продаст или сделает spin-off.

http://eve-finance.ru/t/gmk-norilskij-nikel-gotovit-vydelenie-yuzhnogo-klastera/209

Но компания останется в периметре ГМК.

СП станет «одним из крупнейших в мире производителей металлов платиновой группы (МПГ)» с производством 70–100 тонн в год (2,25–3,2 млн унций).

На этих новостях вчера просел даже глобальный рынок палладия и платины (стоят металлы сейчас примерно одинаково за унцию).

В выигрыше “Русская платина”. Месторождения, которые бы они не потянули, будет теперь помогать обустраивать ГМК, причем сразу даст денег.

ГМК “Норильский никель” втягивается в долгосрочный ресурсозатратный проект, который из-за своих масштабов в долгосрочной перспективе обесценивает “палладиевую” и “платиновую” части бизнеса группы (1/3 выручки).

Акционеры ГМК из миноритариев сделали вид, что это их не испугало, ведь СП будет использовать проектное финансирование.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Проектное_финансирование

Проектное финансирование — это финансирование инвестиционных проектов, при котором источником обслуживания долговых обязательств являются денежные потоки, генерируемые проектом. Специфика этого вида инвестирования состоит в том, что оценка затрат и доходов осуществляется с учётом распределения риска между участниками проекта.

Проектное финансирование — это метод привлечения долгосрочного заемного финансирования для крупных проектов, посредством финансового инжиниринга, основанный на займе под денежные потоки, создаваемые только самим проектом, и является сложным организационным и финансовым мероприятием по финансированию и контролю исполнения проекта его участниками.

Проектное финансирование — это относительно новая финансовая дисциплина, которая за последние 20 лет получила широкое распространение в развитых странах мира и последние 10 лет стала активно применяться в России.

Проектное финансирование имеет свои определённые преимущества, тем оно и отличается от других форм финансирования.

От синдицированного кредитования оно отличается тем, что имеет не обезличенный, а адресно-целевой характер.

От венчурного финансирования — тем, что не сопровождается большими рисками, которые всегда сопровождают разработку и внедрение новых технологий и новых продуктов. Проектное финансирование имеет дело с более-менее известными технологиями.

Реализация таких проектов более предсказуема, чем реализация инновационных.

Но и здесь имеются риски, которые имеют специфический характер, обусловленный задачами реализации проектов (задержка ввода объекта в эксплуатацию, повышение цен на сырье и материалы, превышение сметы строительства и др.).

Главным преимуществом проектного финансирования является то, что оно позволяет сконцентрировать значительные денежные ресурсы на решении конкретной хозяйственной задачи, существенно снижая риск благодаря значительному числу участников соглашения.

То есть это никак не повлияет на бумаге на долг/EBITDA.

Допустим, я и мой друг решили создать СП и построить завод по производству так нужного всем пустырника.

Новое СП “Крепкие нервы” учредили в пропорции 50%/50%.

СП заняло 1 млрд. рублей в ВТБ и начало стройку.

Можно ли сказать, что я ничего не должен?

Переформулируем вопрос. Если я решу взять ипотеку, учтет ли нормальный банк, наличие у моего предприятия таких долгов?

ГМК также вот-вот анонсирует и еще одну супер-стройку.

То есть они связаны - помимо огромного добычного комплекса, надо же все это где-то обогащать.

3-я очередь Талнахской ОФ.

Смотрите, сам ГМК прогнозирует капексы под $2,5 млрд. в 2019-2020.

И это без учета проектов роста. То есть врядли по ТОФ-3 будет проектное финансирование и т.п.

Очень трудно представить, что по оптимистичным прогнозам, например ВТБ-Капитала, из EBITDA $6100 млн. в 2019 будет заплачено $3700 млн. дивидендов (60% EBITDA) при капексе в $2400 млн. (без Южного кластера, где вбухают $4500 млн и ТОФ-3 оценка капиталовложенй пока не анонсирована)

То есть 6100 - 3700 -2400 = 0

А как же проценты и налоги? Оговорки про снижение дивидендов Потанин давал не зря.

– Как может измениться дивидендная политика «Норникеля», чтобы реализация проектов развития не чрезмерно сказалась на долговой нагрузке компании?

– В экономике и финансах чудес не бывает. Как говорил герой одного фильма, «наличные деньги не мыши – они сами не размножаются». Если мы не уходим в долговую нагрузку выше определенного уровня и не отказываемся от перспективных проектов роста, то тогда автоматически меняется третье значение – дивидендная политика. Но мы не хотим предлагать акционерам изменения в дивидендной политике, пока не убедим их в том, что мы сделали все возможные и разумные и находящиеся под нашим контролем усилия по повышению эффективности. План повышения эффективности у нас есть, он рассчитан на три года. И только если этого плана окажется недостаточно, чтобы сбалансировать треугольник между долгом, инвестициями и дивидендами, мы будем говорить об изменениях в дивидендной политике. Я не думаю, что кто-либо из крупных акционеров или миноритариев будет счастлив от того, что дивидендная доходность может быть снижена. Тем не менее если это будет обосновано (а мы говорим о создании стоимости на более долгий срок), то, я думаю, у нас есть хорошие шансы на поддержку. Экологическую программу мы отменить не можем, капзатраты, направленные на поддержание существующего производства, – тоже. Ведь если мы не будем инвестировать в горные проекты, к 2022–2023 гг. производство будет падать. Получается, выбор у нас такой: проекты развития или дополнительные дивиденды. При том что у нас подавляющее большинство горных проектов даже при стресс-тесте демонстрируют внутреннюю норму доходности более 40%, они фактически могут быть легко встроены в существующую инфраструктурную цепочку. То есть риски драматическим образом снижаются. Я считаю: у нас весомые аргументы в разговоре с акционерами о том, что политика создания долгосрочной акционерной стоимости – это не пустые слова, а подкрепленный конкретными проектами осознанный путь. В течение 2018 г. портфель такого рода проектов у нас будет готов.

Мне трудно сказать как они отразят это в отчете и вообще намерены ли отражать или хотят наоборот качать все соки из ГМК (у нас мнение, что наоборот краник специально прикрывают из-за En+), но Игорь Шимко, если я правильного его понял, говорит что все же это приведет к росту долга.

Предлагаю обсудить вопрос учета долга и новых строек.

Безусловно, в долгосрочной перспективе это позитив, но пример Газпрома и отношения инвесторов к нему (например в момент старта строек, а не сейчас, когда осталось 1,5 года) показателен.

P.S. апгрейд Талнахской обогатительной фабрики с 7,7 млн. тонн руды до 10,2 млн. тонн стоил $850 млн.

То есть 3-я модернизация тянет еще на дополнительные $2 млрд.

Это $400-500 млн. капекса в год.

Для проекта будет привлекаться проектное и другие виды банковского финансирования.

Президент «Норникеля» Владимир Потанин отметил:

«Подписание этого соглашения полностью вписывается в наше стратегическое видение необходимости разделения рисков развития крупных проектов с партнерами. Оно открывает новые возможности для освоения природных ресурсов Норильского промышленного района. Мы ожидаем, что по мере выхода на плановые показатели, наше совместное предприятие может стать одним из лидеров среди мировых производителей металлов платиновой группы как по объемам производства, так и по рентабельности. Кроме того, создание совместного предприятия такого масштаба даст мощный импульс социально-экономическому развитию Красноярского края и горнодобывающей отрасли России».

Президент «Русской Платины» Муса Бажаев заявил:

«Развивая сотрудничество с „Норникелем“, мы создаем крупнейший в мире кластер по производству платины и палладия. Три лицензионных участка, вносимые в СП, расположены компактно и имеют значительный синергетический потенциал с геологической и логистической точки зрения. Высокая степень готовности к запуску наших месторождений, инфраструктура, уникальная экспертиза и успешный опыт „Норникеля“ в создании мощных индустриальных предприятий самого современного технологического уровня, обеспечивают предпосылки для ускоренной высокорентабельной отработки новых месторождений в НПР».